Ежедневные рекомендации

-AdRiver-

Практическая Астрология
Мистика истории и история мистики
Полимист
PROGNOSTIC

Реклама

-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-

 

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100

Возвращение иконы и чудо Фатимы

Итак завтра 28 августа состоится долгожданное возвращение Казанской иконы в Россию, - долгожданное для многих христиан не только в России, но и в мире. Это уже третья по счету чтимая икона, возвращаемая этим летом в Россию.
Чудотворная Казанская икона Божией Матери всегда была особо почитаема на Руси, - даже еще более, чем Тихвинская, возвращенная из США в июне с.г. Ее история переплетена со многими трагическими страницами русской истории. Казанский образ Богоматери всегда играл заметную роль в русской истории и политике - к нему было принято обращаться во время иноземных нашествий с молитвой о победе «православного воинства». Первый раз чудотворная икона явила свою силу в 1612 году в борьбе с поляками, которые, пользуясь Смутным временем, стремились не только к захвату Москвы, но и к насаждению католицизма. Словом, Казанская - это не просто икона, а великий символ российской истории и государства.
Более того, история скитаний (Англия – США – Португалия – Ватикан) и возвращения списка (почитаемой копии) этой иконы в Россию настолько удивительна и связана с такими важными событиями мирового христианства ХХ века, что стоит рассказать об этом подробнее. Предварительно скажем хотя бы только о том, что удивительным образом с 1970 по 1993 год икона находилась в португальской деревне Фатима, близ которой летом 1917 года трем детям пастушкам чудесным образом явилась Дева Мария (Богородица) и рассказала им будущую историю ХХ века и особо – о будущем России (!). Одна из этих девочек (1907 г. рождения) жива и сейчас – это знаменитая теперь монахиня Люсия. К сожалению, мы в России до сих пор очень мало знали об этом. Видимо, настала пора узнать больше…

История скитаний

Икона, которую в августе привезут в Россию, действительно, вероятно все же не та, что выкопала на пожарище в Казани в июле 1579 года девочка Матрена Онучина, которой перед этим во сне явилась Богородица и указала, где искать икону. Такие иконы, явившиеся как бы ниоткуда и впоследствии доказавшие свою чудотворную (целительную) силу называют «явленными» - как, например, возвращенную ранее этим летом Тихвинскую икону, которая, по преданию, явилась рыбакам более 600 лет назад над волнами Ладоги. Казанская явленная икона скорее всего была все же утрачена в 1904 году, когда воры, польстившиеся на оклад, усыпанный драгоценными камнями, похитили ее из Казанского монастыря Пресвятой Богородицы и, разорив оклад, сожгли икону, так как в отличие от оклада ее невозможно было продать. Однако, еще в XVIII веке с явленной в Казани чудотворной иконы были сделаны два или три очень чтимых списка, доказавших за 150 лет свою чудотворность. Один из них находился в Серафимо-Дивеевском монастыре (еще при жизни Серафима Саровского, в XVIII-XIX веках) и был утрачен после 1917 года. Этот список был почти также чтим в царской России, как сам оригинал, и был заключен в очень богатый оклад, украшенный почти тысячью (!) драгоценных камней.
Почти полвека оба чудотворных образа (и явленный в Казани, и монастырский список) считались навсегда утраченным. Но в 1950 году британский археолог Ф.А. Митчелл-Хеджес приобрел у южноамериканского миллионера Солли Джоэла некую древнюю икону Казанской Богоматери. Как она попала к миллионеру - неясно. Сам Солли Джоэл утверждал, что приобрел ее у казанского купца Шевлягина, к которому образ попал после похищения в 1904 году. Однако, скорее всего она была куплена в 1920 году в «Совдепии»
Первый раз эта икона появляется среди других ценнейших произведений искусства, выставленных большевиками для продажи, в 1919 или 1920 году. Продажа этой иконы была не случайным фактом и даже не сбором денег на нужды большевистской революции, как часто впоследствии писали об этом. Это была целенаправленная политика коммунистического правительства: «Все, что не нужно народу - вон из Революционной России».
Итак, в 1920 году известный ювелир и скупщик бриллиантов из Лондона Норман Вайс (Norman Weisz), со слов которого мы и знаем эту историю (журнал «Мир религий», История святого образа Казанской Божией Матери в изгнании, Дмитрий Хафизов, www.religio.ru) , приехал в Москву для покупки старинных ценных предметов, продаваемых большевиками. Первый раз сделка не состоялась. Сумму за икону запрашивали баснословную, а ни у него, ни у его хозяев денег для ее покупки не хватило.
Где была икона следующие годы - точно не известно. Есть косвенные данные, что в 1928 г. эта икона была вывезена неким поляком, возможно, через Берлин в Англию. Наконец, волею судеб, новым владельцем святого образа становится все же тот самый торговец драгоценностями мистер Норман Вайс. Пиобретя чудотворный образ, он сразу выставляет его на продажу. Однако задача продать икону оказалась весьма нелегкой. Несколько лет чудотворная Казанская икона не находила покупателя, - это было связано с внушительной суммой, которую просил за нее торговец. «Товар» был весьма специфический, а продавать его по цене одних драгоценных камней опытный бизнесмен считал неразумным. Он терпеливо ждал своего покупателя - богатого чудака или фанатичного коллекционера.
Его час пробил в 1950 году, когда судьба свела его с человеком - Романтиком с большой буквы. Это был Фредерик Митчелл-Хеджес (F.A.Mitchell-Hedges). Этот человек имел самое прямое отношение к очень важному этапу в непростой и загадочной судьбе святого образа. Более того, именно благодаря ему икона «всплыла» к людям из глубокого омута, куда ее повергла стихия безбожной революции в России.
Фредерик Альберт Митчелл-Хеджес, одержимый исследователь, талантливый писатель, неутомимый путешественник, искатель авантюрных приключений, родился 22 октября 1882 года. Остро нуждаясь в деньгах для осуществления своих честолюбивых замыслов, он отправился покорять Америку. Самым серьезным его пристрастием было коллекционирование произведений искусства, в первую очередь, изготовленных из серебра. Уникальным украшением его коллекции стала как раз чудотворная Казанская икона Божией Матери. Ему было тогда уже 68 лет. Сначала он полагал, что это был оригинал.
Этому способствовали чудесные исцеления видевших икону. Она стала известна в среде русских эмигрантов в Англии под именем «Казанская Богородица замка Фарлей». К иконе, которая, по заключению некоторых осмотревших ее тогда специалистов, «является работой великого иконописца и превосходным примером византийского искусства» потянулись православные верующие, в первую очередь - русские из первой волны эмиграции. Духовные лица из среды русской эмиграции неоднократно предлагали Хеджесу купить у него святыню, оставив в его распоряжении оклад с драгоценными камнями.
До этого момента владелец иконы не был уверен в информации об ее происхождении, которую ему дал при продаже святого образа в 1950 г. продавец мистер Норман Вайс. Но произошло маленькое чудо: среди первых паломников к вновь обретенному чудотворному образу оказались люди высокого духовного звания и представители высшего сословия ушедшей России (упоминались князья, графини и даже митрополит (?), которые узнали икону и опознали ее как явленную (!). Но это не совсем так. Как часто бывает, народная молва превращает факты в легенды, просто забывая упомянуть какую-либо небольшую деталь. В данном случае эта деталь заключалась в том, что одни эмигранты из России убеждали хозяина, что эта икона хранилась в Казанском соборе г. Москвы, а другие якобы лично видели ее в столице Российской империи - Санкт-Петербурге! Это нонсенс, так как хорошо известно, что эти иконы (а речь шла о двух разных списках чудотворных икон) между собой очень различаются, в том числе и по размерам.

«Явленная» или «список»?

Когда в 1950 году икона появилась в Англии, некоторые специалисты в Америке и в Европе усомнились в ее подлинности. Между тем они никогда не видели снимок иконы без ризы и «:ожидали видеть икону русского письма». Попыткой разобраться в этом сложном вопросе явилась первая официальная экспертиза святого Казанского образа Богородицы, предпринятая Сирилом Бантом, лучшим специалистом Великобритании по иконографии.
Свою экспертизу и сопутствующие исследования он проводил как минимум 9 лет. Свои выводы он опубликовал в книге «Русское искусство от скифов до Советов» («Russian Art from Scyths to Soviets»), впервые опубликованной в 1949 году и переизданной в 1956 году: «Эксперты сходятся во мнении, что икона принадлежит кисти выдающегося иконописца XVI века и что она представляет собой великолепный образец греко-русского стиля того периода. Богатая риза иконы представляет собой также исключительную ювелирную работу, которую следует отнести к XVII веку, и она украшена более чем тысячей драгоценных камней: Такое исключительно богатое убранство иконы уже само по себе является доказательством того, что икона пользовалась исключительным почитанием, и указывает на то, что она должна была принадлежать одной из главных церквей в России».
Сирил Бант был убежден, что явленная в 1579 году икона все время, вплоть до святотатства 1904 года, продолжала оставаться в Казани. Соответственно, образ, находившийся в Москве и попавший впоследствии, по его мнению, в коллекцию мистера Митчелл-Хеджеса, был хоть и чудотворной, но копией. Исходя из этого, он датирует икону самой ранней датой, какую можно дать копии, то есть концом XVI века.

Дальнейшие скитания и новые экспертизы

Фредерик Альберт Митчелл-Хеджес умер в 1959 г., в возрасте 76 лет, и его прямой наследницей стала приемная дочь Анна, которую он удочерил, когда ей было 13 лет. Известно, что в начале 1950-х гг. Фредерик Митчелл-Хеджес предложил свою икону через советское посольство большевистской России, но, по-видимому, потребовал такую крупную сумму, что покупка не состоялась. В какой форме прозвучал отказ, не известно, но одно известно точно, что именно после этого владелец чудотворного образа до конца жизни страдал манией преследования и, боясь каких-либо попыток спецслужб Советского Союза изъять или уничтожить святой образ, по его собственным словам, «:всегда спал с ружьем под подушкой». Одним из последних желаний покойного Митчелл-Хеджеса было то, чтобы, по возможности, святая икона стала доступна Русской православной церкви, но при этом не попала бы снова под контроль коммунистов. Последний момент был для него очень важен.
Сразу после этого святая икона совершила ряд путешествий. Так, летом 1961 года Казанская икона Божией Матери была в Гонконге. Интересный факт: в те дни гонконгская англоязычная газета писала, что, по старинному преданию, у этой иконы есть пропавший без вести двойник и когда этот двойник будет найден, в России восстановится монархический строй.
Наследница твердо решила выполнить желание Фредерика Митчелл-Хеджеса, после его смерти превратившееся в завещание. До краха коммунизма в России было еще далеко, и Московская патриархия в то время не отвечала требованиям Фредерика. Казалось бы - тупик, но Анна нашла достойный выход. Вступив в законное владение иконой, что потребовало некоторого времени, мисс Митчелл-Хеджес сделала ряд шагов, чтобы передать (правда, не безвозмездно) святую икону русской православной эмиграции Америки, тем самым ни в чем не нарушив волю отца. Делая святую икону доступной для Русской Православной церкви Америки, мисс Анна Митчелл-Хеджес тем самым выполняла давнее желание своего приемного отца видеть святую икону возвращенной Русской Православной Церкви так, чтобы она не оказалась в руках или под контролем коммунистов.
Чудотворная икона, как высокочтимый религиозный объект, считалась экспертами бесценной, поэтому ее новая владелица предложила Американской православной церкви купить ее только за стоимость драгоценных камней в окладе, равной, по мнению специалистов, $500,000.
Удивительно, но этот шаг еще в 1954 году пытался предпринять сам Фредерик Митчелл-Хеджес. Он отправил письмо в США, видному иерарху Русской Православной Греко-Католической церкви Америки, архиепископу Сан-Францисскому Иоанну (Шаховскому) с предложением приобрести у него эту икону. Он назначил за нее довольно небольшую цену (если сравнивать с ценой, какую за нее потребовали его наследники) в 92 тысячи фунтов стерлингов. Владыка Иоанн написал в Англию одному из самых крупных зарубежных специалистов по древнему иконописному искусству с просьбой исследовать икону на месте. В дальнейшем выяснилось, что экспертом был один из авторитетнейших специалистов, Николай Ефремович Андреев - историк, литературовед и искусствовед, директор Института имени Н. П. Кондакова в Праге, экстраординарный профессор Кембриджского университета. С разрешения мистера Митчелл-Хеджеса им было проведено тщательное исследование Казанской иконы замка Фарлей. Первый раз он осматривал икону в 1954 г., а второй - в 1955 г Решая вопрос о тождественности иконы, появившейся в Англии, Н.Е. Андреев провел сравнительный анализ трех основных Казанских икон, хранившихся в Казани, Москве и Санкт-Петербурге. В результате он пришел к определенным выводам:
«Образ Казанской Божией Матери, появившийся в Англии, во многом совпадает с сохранившимися описаниями иконы, исчезнувшей из Казани, но размеры ее все-таки несколько иные: 7 вершков в длину и 6 в ширину (т. е. 12 ? дюйма на 10 5/8 дюйма, или 31х27 см). Лик Богоматери прекрасен, :темноват и, несомненно, является работой мастера. Написана она в итало-критской манере». Экспертиза завершалась утверждением, что :« если же это не есть Казанская явленная икона, то она, несомненно, представляет из себя превосходнейшую копию с поражающей силой в ликах и в красках, до сих пор неописанную и почти одновременную с Казанской иконой, и является хорошо датированным памятником, тесно связанным с событиями истории Московской Руси» Кроме того, Андреев сделал ряд дополнительных замечаний. Он констатировал, что из-за своего темного лика икона приобрела в Англии название «Черной Казанской Богородицы» и что, хотя оклад богатый, камни часто имеют трещины. Он также выразил уверенность, что риза святого образа, «несомненно, является работой конца XVIII века».
По словам Андреева, с его выводами позднее полностью согласились как вышеупомянутый Сирил Бант (возможно, знакомство с экспертизой Андреева объясняет изменение его позиции в 1956 году), так и весьма серьезный специалист В.Н. Лазарев. Это произошло после того, как он ознакомил их с подробными данными своей экспертизы и цветными снимками иконы из замка Фарлей без оклада. Лазареву Андреев показал во время его пребывания в Кембридже в 1956 г. цветной диапозитив английской иконы, и тот согласился, что икона написана не позднее XVI века. Н.Е. Андреев написал подробное письмо владыке Иоанну (Шаховскому), в котором восторженно отозвался об иконе и ознакомил его с результатами экспертизы. Но в тот раз сделка с покупкой иконы не состоялась.
Второй раз к владыке Иоанну (Шаховскому) обратилась уже новая хозяйка иконы, точнее, ее представители. В 1961 году в доме архиепископа в Сан-Франциско раздался телефонный звонок из Лондона. Мужской голос от имени семьи скончавшегося владельца иконы снова предложил ее приобрести. И на этот раз архиепископ должен был сказать, что у него, к сожалению, нет возможности приобрести эту икону. Тогда собеседники из Лондона стали говорить ему, видимо, вспоминая слова эмигрантов в Гонконге, что «есть такое поверье» о добрых переменах в России, которые произойдут в случае возвращения иконы в Церковь. На что Владыка ответил, что «в поверья такого рода не верит, а глубоко верит в то, что все доброе в мире и в русском народе зависит лишь от воли и милости Божией, а также от покаяния людей»
Как бы то ни было, и чем бы ни руководствовалась новая владелица иконы, продавая ее, святой образ в 1962 году прибыл на землю Америки. Покинув еще в 1958 году замок Фарлей с его хранилищами, которые обеспечивали сохранность святой иконы, в 1962 году она была послана в Сан-Франциско для исследования, продажи и сохранения. Открылась новая, не менее драматичная страница в удивительной истории чудесной реликвии - американская.

История иконы в США.

В марте 1962 года икона прибыла из Англии в Сан-Франциско, США, и почти сразу же, из-за своей огромной ценности, была помещена в подземный сейф Sutter-Stockton Office Банка Калифорнии (The Bank of California). Почитание этого святого образа было настолько велико, что уже здесь, под землей, началось моление православных людей к Пресвятой Богородице, пред Ее Казанским образом. По Божьему провидению, молебны «под землей» служил именно архиепископ Иоанн Сан-Францисский. Судьбе вновь было угодно свести святой образ с одним из достойнейших представителей старой интеллигенции, эмигрантом чести из России, известнейшим деятелем русского Православия. Позже по просьбе верующих икона была вынесена на поверхность земли, и пастыри обеих церковных юрисдикций русского Православия в Америке, забыв на время взаимные обиды, при огромном стечении молящихся, до отказа заполнивших Русский Центр Сан-Франциско, совместно (что очень важно и символично в свете дальнейшей истории этого святого образа!), служили пред нею молебен.
Сразу после этой памятной службы к владыке Иоанну пришли два хорошо известных в Сан-Франциско общественных деятеля. Они предложили организовать святое дело выкупа этой иконы из частных рук для возвращения ее в Церковь, а ему это дело возглавить. После многих дней раздумий и сомнений Владыка преодолел в себе соблазн в третий раз отказаться от выкупа этой древней русской святыни, перед которой столетиями молился русский народ. «Но я все же решил, - писал позже Архиепископ Иоанн, - принять на себя. И, если дарует Господь это, хотел бы сделать все, что в силах моих, для того, чтобы икона была возвращена Православной Церкви». «Если удостоит Господь, икона будет выкуплена, - она останется святыней для будущих поколений православных людей не только в Америке»
Иоанн Шаховской связался с владельцами иконы и выяснил, что на нее назначена цена уже в $500.000, значительно выше той, которую ранее просил у него старый владелец - Ф.А. Митчелл-Хеджес. В 1963 году при Сан-Францисской и Западно-Американской кафедре был образован Фонд Казанской Божией Матери (Fund for Our Lady of Kazan Shrine). Его целью был выкуп Казанской иконы Божией Матери из частных рук и строительство храма для ее хранения в Сан-Франциско. Принимая делегацию Фонда, тогдашний мэр Сан-Франциско, Джордж Кристофор, очень тепло отнесся ко всему проекту и заверил в полной поддержке этого начинания со стороны города.
В конце мая 1963 года святая икона посетила собор Покрова Пресвятой Богородицы в Нью-Йорке для участия в службах Его Преосвященства митрополита Леонтия, первосвятителя Церкви в Америке. Несмотря на фактическое отсутствие внешней рекламы, это посещение сопровождалось неожиданно большим притоком верующих (присутствовало более 6000 человек). Именно это обстоятельство и привело к грандиозным по замыслу планам организации расширенного тура со святой иконой по США и Канаде осенью 1963 года.
Было решено, что представитель владелицы иконы - Джон Хеннесси (Mr. John Hennessy), которого владыка Иоанн (Шаховской) уполномочил быть и своим представителем, в сопровождении еще одного человека - охранника, объедет на автомобиле те епархии и приходы в Соединенных Штатах Америки и Канаде, которые пожелают молитвенно принять святую икону. Архиепископ Иоанн заявил, что если эта программа получит Божие благословение и будет успешна, то святая икона будет в безопасности в руках Православной Церкви Америки до тех пор, пока не сможет со славой вернуться в Москву сразу же после появления там некоторой устойчивой формы христианского правительства
Благодаря отзывчивости прихожан путешествие чудотворной иконы по Америке продолжалось несколько месяцев. Во многих местах Соединенных Штатов и Канады ее прибытие привлекало в храмы большое количество молящихся и становилось настоящим праздником веры. Владыка Иоанн писал: «Нередки были и случаи чудесного исцеления безнадежных больных по вере их, о чем я имею, из разных мест, свидетельства наших священников». Многие исцеления были связаны со зрением.
Многочисленные случаи исцеления больных и исполнение просьб верующих, обратившихся через икону с молитвой к Заступнице, не только подтвердили чудотворность данной Казанского образа иконы, но и приумножили поток пожертвований. Верующие хотели, чтобы святой образ остался в Америке. Но все равно этих денег катастрофически не хватало, тем более что по информации людей, занимавшихся тогда сбором средств, большая часть суммы была похищена.
В 1964 году открылась Всемирная ярмарка в Нью-Йорке. Руководство Фонда, по инициативе архиепископа Сан-Францисского, увидела в этом новую возможность собрать необходимые средства для выкупа чудотворной иконы. Православный павильон на Всемирной ярмарке был сооружен в краткий срок. Он, как и планировалось, имел вид первого православного храма в Соединенных Штатах, воздвигнутого на Форте Росс в Калифорнии в начале XIX века. Храм-павильон был создан в православных традициях, как во внешнем, так и внутреннем устройстве. Трудную и ответственную работу по сооружению этого павильона опять же принял на себя представитель владелицы иконы - Джон Хеннесси, которого архиепископ Иоанн (Шаховской) вновь уполномочил быть своим представителем на Всемирной ярмарке. Строительство было быстро завершено благодаря тому, что он смог получить полный пакет рабочих чертежей часовни Форт Росс, которые использовались для ее восстановления в 1938 году.
Павильон, по задумке устроителей, стал миссией веры христианской, миссией почитания Матери Божией, миссией сострадания к гонимой Русской Церкви и ко всем христианам и верующим в Бога во всем мире, гонимым за свою веру; исторической иллюстрацией начала Православия в Америке. Именно здесь выявилось значение чудотворной иконы Казанской Божией Матери, перешагнувшее пределы России, став с этого момента святыней для христиан всего мира. Сегодня изображение Казанской иконы можно встретить в храмах и в домах верующих не только в России, но и в Италии, США, Ватикане, Польше и т.д.
Она оказалась на выставке не только как редкий экспонат произведения искусства, но и как предмет почитания и молитвы. Верующие из разных стран мира с четками в руках молились пред нею или с благоговением стояли в немом созерцании. Здесь выявилась глубокая символика почитания Пресвятой Богородицы у всех народов.
Православный храм-павильон в течение двух лет был духовным свидетельством о жизни Православия в Америке. Иных православных павильонов на Всемирной ярмарке не было. Храм-павильон был воздвигнут на том месте, где в тридцатых годах стоял павильон СССР. Было символично и очень важно, что с этого места целых два года раздавалось слово о Боге и Его святой правде и о страданиях верующих людей в России, не склонивших свои колена перед молохом материализма и коммунизма.

1964-1991: Москва атакует икону

Активная деятельность архиепископа Иоанна (Шаховского) и его соратников не могла не быть замечена за «железным занавесом» - в Москве. В 60-е годы в советской прессе, в основном в газете «Известия», появился целый ряд статей негативного содержания, направленных против кампании по сбору денег и ставивших под сомнение подлинность чудотворной иконы Казанской Божией Матери.
По причине правозащитной деятельности и участия в антикоммунистической пропаганде подвергалась злобным нападкам и миссия веры - храм-павильон на Всемирной ярмарке. Видимо, официальные власти СССР унизило и разъярило еще и то, что копия часовни Форт Росс была построена на месте советского павильона на Нью-Йоркской Всемирной ярмарке 1939 года, хотя, по уверению организаторов, это произошло совершенно случайно. Не надо забывать, что в 1964-65 гг. на Всемирной ярмарке в Нью-Йорке СССР вообще не был представлен. Несправедливым и яростным нападкам подвергался и владыка Иоанн (Шаховской). Он, впрочем, достойно реагировал на это: «К счастью моему, Господь сподобил меня тут быть в центре дьявольской этой (еще не бывшей ранее по интенсивности своей) атаки из Москвы... Думаю, что не только мое слово к русскому народу породило эти извержения клеветы и грязи»
Несмотря на то, что Советский Союз, а вместе с ним и Московская Патриархия в то время не признавали икону за первообраз и считали ее подделкой, отдельные священнослужители и даже официальные лица РПЦ неоднократно, и в частном порядке, и вполне официально, чтили святой образ. Даже печально известный на Западе митрополит Никодим во время сессии Центрального Комитета Всемирного Совета Церквей в Рочестере выразил благоговейное почитание Божией Матери пред этим Ее образом. Такое отношение одного из самых одиозных и реакционных деятелей РПЦ советского времени было убедительным свидетельством признания даже в Красной России чудотворности этой украденной большевиками у Церкви иконы.
По многим и многим причинам деньги на выкуп чудотворного образа владыке Иоанну (Шаховскому) и его поредевшей после смерти Хеннесси команде собрать так и не удалось. Положение было очень сложным, и после совещания со своим консультативным комитетом Его Высокопреосвященство Владыка Иоанн написал письмо владелице святой иконы Анне Митчелл-Хеджес, в то время по-прежнему жившей в Англии. Изложив в нем все возможное и невозможное, что делалось для выкупа святой иконы, он признался, что они так и не набрали суммы, необходимой для передачи чудотворной иконы Церкви, о которой им сообщили два года тому назад ее представители в Америке. И единственное, что они могли предложить мисс Анне (зная, что она христианка и хотела бы, чтобы икона вернулась в Церковь), это - отдать икону в дар Русской православной церкви в Америке. Со своей стороны иерархия Американской Православной Церкви гарантировала, что икона вернется в Россию, когда там прекратятся гонения на веру и Церковь будет иметь право владения своим священным имуществом.

Исход иконы из Америки: даже Билл Клинтон и ЦРУ не знали правду

Неудавшиеся коммерческие проекты и компании, травля и просто несчастливые обстоятельства вынудили архиепископа Иоанна (Шаховского) вернуть икону владельцам, после чего она содержалась в банковском сейфе Фрэнка Дорланда, управляющего делами Анны Митчелл-Хеджес в Америке.
С этого момента дальнейшая судьба святого образа для абсолютного большинства православных верующих была вновь скрыта туманом неизвестности, сотканным из хитроумных интриг, строгой секретности и: благородного порыва. Этот туман смог ввести в заблуждение не только простых людей, для которых новое исчезновение чудотворной иконы было страшным ударом и большим несчастьем, но, уже почти через 30 лет, и спецслужбы США. Дело в том, что во время своего визита в Москву в 1994 году президент США Билл Клинтон во время прогулки по городу зашел в Казанский собор на Красной площади. С президентом была только личная охрана, и встреча с настоятелем храма и прихожанами была неофициальной и весьма дружеской. Кто-то из паствы сказал Биллу Клинтону, что знает, что у него только что умерла мама, и настоятель предложил ему поставить свечку за упокой ее души. Президент великой страны прослезился и поставил свечи к образу Казанской иконы Божией Матери. После этого растроганные верующие и священнослужители Казанского собора попросили мистера Клинтона выяснить судьбу иконы, выставлявшейся в 1964-65 гг. на Всемирной ярмарке в Нью-Йорке. При этом они передали ему открытку с изображением святого образа, выпущенную в США в 1963 г. специально для этой ярмарки. Президент дал распоряжение найти икону, но его помощники потерпели фиаско. В своем письме пастве Казанского собора Билл Клинтон писал, что следы чудотворного образа потеряны, что некоторое время икона, видимо, находилась в Португалии, но, к его огромному сожалению, ее точного местонахождения он указать не может.

«Синяя Армия» Фатимы и Казанская икона

Дмитрий Хафизов, автор статьи в «Мире религий» о зарубежных скитаниях иконы, провел собственное расследование. Мы кратко излагаем здесь его результаты.
Итак, чтобы понять, куда и почему пропал святой образ, рассмотрим более подробно один из главных персонажей американской эпопеи Казанской иконы. Мистер Джон Хеннесси Этот достойный человек отдался всей душой делу передачи иконы Церкви. «Он был очень увлечен этой благородной задачей, - и это было очень ценно (особенно в таком новом и «пионерском» деле в Церкви в Америке, как не только выкуп св. иконы, но и максимум миссионерства для Божьего Дела: в процессе этого выкупа)», - так о нем отзывался архиепископ Иоанн (Шаховской). Ко всем своим обязанностям мистер Хеннесси относился с огромным энтузиазмом. Таким он оставался вплоть до своей скоропостижной кончины в 1965 году. «Сейчас произошло событие, взволновавшее всех принимающих к сердцу дело св. иконы: мистер Джон Хеннесси скоропостижно скончался... Господь да будет Милостивым Судьей ему. Он сделал, что мог, для иконы и павильона», - эти слова, написанные архиепископом Иоанном Сан-Францисским, служат справедливой и искренней эпитафией этому человеку.
Д.Хафизов пишет: «Не уверен, догадывался ли о чем-нибудь сан-францисский Владыка, но я, проанализировав некоторые действия Джона Хеннесси, пришел к довольно неожиданным выводам. Я уверен, что мистер Хеннесси был активным членом Синей Армии (Blue Army), о чем никогда не ставил в известность архиепископа Иоанна, видимо, зная его очень сдержанное отношение к католической Церкви. Так, в своем письме к дочери великого русского писателя Льва Толстого Александре по поводу причин, вынудивших его заниматься финансовыми вопросами, связанными с выкупом святого образа, Владыка замечает: «Мне бы легче было: «умыть руки» от всего этого дела. Но тогда эта икона, в лучшем случае была бы у римо-католиков; в худшем - в курительной комнате какого-нибудь техасского миллионера»
Что же собой представляет организация Blue Army? В первую очередь, это чисто духовное движение. Нет ничего проще, чтобы вступить в него. Не нужно платить никаких денег, не нужно вступать ни в какие группы; вы просто даете обещание выполнять заветы Божией Матери Фатимы. Если кратко, то эти заветы таковы: чтение молитвы, ношение специальной одежды и ежедневное пожертвование «во искупление грехов мира». Это три основных элемента. Этот обет, или доктрина, с точки зрения активистов этого движения есть необходимое условие обращения России и мира во всем мире. Тех, кто принимают этот обет, называют членами Синей Армии Богородицы. Это не военная, а духовная армия. Выполнение заветов Богородицы было необходимо, с точки зрения создателей Синей Армии, прежде всего, ради изменений в России: возвращения духовности и крушения коммунизма, что сегодня, как многие считают, уже произошло. (Что касается Д.Хафизова и автора этой статьи, то мы уверен во втором, а насчет первого не стоит обольщаться, мы еще в самом начале пути.
Мы расскажем о чуде Фатимы ниже подробнее, а пока продолжим повествование об иконе. С 1970 по 1993 гг. иконой владеет Blue Army, Апостолат Святой Фатимы в США, место хранения - Фатима (Португалия).
В начале 1970 г. отец Карл Пацельт (Patzelt), ректор Российского Католического Центра Фатимской Божией Матери в Сан-Франциско, узнал, что икону собираются продать частным лицам, выставив на аукцион. По некоторым данным, новым владельцем чудотворной иконы на этот момент был уже тот самый Фрэнк Дорланд, реставратор произведений искусства, о котором уже упоминалось выше и которому ранее Анна Митчелл-Хеджес временно поручала заботу об иконе. Если эта информация верна, то становятся понятными слова мистера Дорланда, сказанные им доверенному лицу архиепископа Иоанна (Шаховского) о том, что он «абсолютно уверен, что контракт с ним будет ею (А. Митчелл-Хеджес) продолжен, и у него есть способы и средства удержать икону в своих руках на значительно больший срок:»
Необходимо напомнить, что в сборе средств для выкупа чудотворной иконы, организованном православными Америки, принимали активное участие и отдельные католические храмы и епархии. Отец Карл Пацельт, решив не допустить «ухода» святого образа в частные руки, что привело бы в конечном итоге к потере святого образа для верующих, обратился в Апостолат Святой Фатимы в США (другое название Blue Army , штаб которого был в Вашингтоне, Нью-Джерси. С помощью Джона Хэфферта ), находящегося во главе Апостолата Фатимы в США, Пацельт организовал новую, уже всемирную кампанию по сбору средств, которые в конечном счете позволили приобрести икону. Хотя цена, за которую Blue Army купила икону, до сих пор считается секретной, но Д.Хафизов считает, что это три миллиона долларов США. Эту цифру совместной российско-германской съемочной группе назвал в интервью, данном в 2000 г., сам Джон Хэфферт. Это интервью вошло в документальный фильм об истории Казанской иконы «Казанская Богородица и наследники Чингисхана» (телекомпания АРТЕ).
Выкупленная Синей Армией икона уже 21 июля 1970 г. (по юлианскому календарю) в праздник Казанской иконы Богоматери была передана в церковь Святой Фатимы. Но икона еще долгое время не оставалась постоянно в часовне. В течение нескольких лет она хранилась в бронированном сейфе банка в Португалии, так как Византийская часовня не могла обеспечить защиту, необходимую святой иконе. В дни холодной войны многие члены Blue Army боялись, что коммунисты могли попробовать похитить Казанский чудотворный образ. Икона приносилась в святилище Фатимы только в дни главных праздников. Первое время в часовне не было даже священника.
Но вскоре были предприняты меры, значительно улучшившие защиту часовни. Советский офицер военно-воздушных сил Павел Близнецов, некоторое время до этого перебежавший из России в Рим, был посвящен в сан католического священника. Кардинал Тиссерант (Tisserant) попросил, чтобы именно Близнецов стал первым священником Византийского центра Blue Army в Фатиме.
Чтобы проиллюстрировать все рассказанное, приведем заочный диалог двух основных участников борьбы за святыню, в котором православные и католики по разным, хотя и противоречивым, причинам все-таки выступили вместе и фактически спасли христианскую святыню - «Our Lady of Kazan». Итак.
Из письма владыки Иоанна (Шаховского) от 2 августа 1985 года: «Оставался единственный выход, на который я и пошел: я согласился на предложение международной католической организации, «СИНЕЙ АРМИИ», посвященной Фатимскому явлению, что вся Католическая Церковь, купив эту икону, оставит до срока ее у себя, поместив в храме Фатимы, ее там охраняя как святыню, - до того времени, когда явится реальная возможность передать ее Русской Церкви, которой она и принадлежит. Сейчас даже чисто физически это было бы невозможно, и это так же хорошо понимают как православные, так и многие римо-католики, братья наши во Христе. К этой последней части моего письма я могу еще добавить, что, будучи архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским, я говорил по телефону с начальником организации Blue Army, имевшей желание купить Икону, Монсиньором из Нью-Джерси; и он от их имени заверил меня, что католики будут считать заграничное пребывание у них святой Иконы временным. (выделено у автора письма - Д.Х.) Она есть духовное имущество Русской Православной Церкви, страдавших за веру русских людей»
Таким образом, католики Синей Армии Фатимы с самого начала считали себя лишь временными (до лучших времен в России) хранителями святыни.
Из интервью телевидению (телеканалу АРТЕ), данного в 2000 г. Джоном Хэффертом, бывшим высокопоставленным руководителем Blue Army: «Русская Православная Церковь США пыталась выкупить икону. Они собирали деньги в Америке :они развернули кампанию по всей Америке, чтобы собрать деньги, они собирались построить прекрасную церковь в Сан-Франциско, чтобы поместить икону в раку. Они собирались хранить ее в Америке. Русский священник, которого я знал в Сан-Франциско, знал обо всём этом, он связался со мной и сказал: «Я уверен, что :Божия Матерь хочет вернуться в Россию. А теперь, - сказал он, - они хотят продать икону потому, что было так много расходов из-за иконы, перевозок ее по всей Америке по разным церквам, они все в долгах, и, возможно, она попадёт в музей или ее купят коммунисты. Не смогли бы вы что-нибудь сделать?». Я пошел к священнику в Фатиме и спросил: «Что вы об этом думаете?». Он сказал: «Было бы величайшим делом в мире, если бы икону привезли в Фатиму и она ждала бы здесь возвращения в Россию». Итак, мы начали компанию в Америке, собрали деньги и смогли приобрести икону и вернуть ее: Это даже не вопрос денег, она выше всех денег. Мы сказали: « Это воля Господа, и мы хотим сделать это для России, мы знаем, что Казанская Божия Матерь должна возвратить Россию на путь истинный, принести в Россию свободу вероисповедания, и Россия захочет вернуть свою покровительницу, свою икону». Я считаю, что нам очень повезло, что мы смогли это сделать. Итак, мы привезли икону в Фатиму, но мы не знали, как и когда она вернется в Россию. Мы знали только, что это произойдет, потому что она была выкуплена именно для этого. Мы не являемся собственниками этой иконы, мы были орудиями в руках Господа, выкупая эту икону для того, чтобы вернуть её русскому народу. Она находилась в той (о которой уже упоминалось ранее) византийской часовне в Фатиме. Она была украшением этой прекрасной часовни».

ФАТИМА

Говоря об истории христианства в России и о событиях 1917г., нельзя не сказать об истории величайшего чуда ХХ века - явлении Богородицы трем детям-пастушкам в Фатиме (Португалия), с 13 мая по 13 октября 1917 года.
Не будет преувеличением сказать, что чудо Фатимы удивительным образом вплетено во всю мировую историю ХХ века (не только в религиозном плане) и, главное, что теперь, на пороге XXI века, оно приобретает особое значение для будущего католической и православной Церквей, более того - и для будущего многонациональной России. Есть три причины, по которым чудо Фатимы имело и до сих пор имеет отношение к России.
1. Откровение 13 июля 1917 года касалось именно России, грозящей ей опасности власти атеистов-богоборцев. Между прочим, это откровение было дано сразу после июльских событий в Петрограде, когда выступление большевиков было разгромлено и как серьезную политическую силу их никто уже не воспринимал. Заметим также, что последнее явление Богородицы в Фатиме было 13 октября 1917 года. Православному бросается в глаза, что 13 октября - это ведь канун Покрова Пресвятой Богородицы! Точнее, в то самое время, когда в Португалии заканчивалось последнее чудо Фатимы, в России (в связи с разницей во времени) начинался литургический день Покрова, и вся Россия пела: «Днесь благовернии людие светло празднуем, осеняеми Твоим, Богомати, пришествием...» Как точно отметила Мария Стахович (автор единственной православной книги о Фатиме), «ЭТОТ ПРАЗДНИК ПОКРОВА БЫЛ ПОСЛЕДНИМ ПЕРЕД ЗАХВАТОМ ВЛАСТИ БЕЗБОЖНИКАМИ И НАЧАЛОМ ГОЛГОФЫ РОССИИ...» А ведь Покров хотя и праздник всех православных, но он русский праздник по преимуществу, так как нигде, как в России (и Сербии), не празднуется, нигде нет столько храмов, соборов и монастырей Покрова Пресвятой Богородицы, как в России.
2.
Россия, которая должна пройти в ХХ веке грозные испытания, вновь должна быть посвящена сердцу Богородицы, - об этом сказала детям Фатимы сама Дева Мария в своих чудесных явлениях с 13 мая по 13 октября 1917 года, рассказав им также всю будущую трагическую историю ХХ века. С лета 1917 года свидетелями чуда в Фатиме были уже тысячи человек, 13 октября чудеса видели более 50 000 свидетелей. О нем в том же 1917 году сообщали ведущие газеты Португалии, Англии, других западных стран. Известно, что в октябре 1917 года (еще до большевистского переворота) в ссылке в Тобольске Николай II узнал из газет об этом чуде и придал ему высочайшее значение... Это свое пожелание о России Дева Мария затем неоднократно повторяла в новых чудесных явлениях монахине Люсии на протяжении ее жизни, вплоть до 1980-х годов
3.
Удивительным образом с Фатимой оказалась связана одна из самых почитаемых в истории христианской России икон - икона Казанской Божьей Матери. Эта икона была обретена чудесным образом в Казани в июле 1579 года, а затем в 1612 году была главной почитаемой святыней в народном ополчении Минина и Пожарского, при освобождении Москвы от поляков. Ее почитали за главную святыню Руси Петр I и все последующие самодержцы и военоначальники императорской России. В ночь с 28 на 29 июня 1904 года святыня была украдена из Казанского Богородицкого монастыря. Воры были найдены быстро, однако иконы при них не оказалось. В 1950 году всплыл ее чтимый список, об истории скитаний которого за рубежом мы рассказали выше. В 1982 году, после покушения на Папу, святыня была передана в Ватикан Иоанну Павлу II. Надо сказать, что он связал свое избавление от верной смерти 13 мая 1981 года именно с покровительством Богородицы и чудом Фатимы. Али Агджа стрелял на площади Св. Петра с расстояния всего нескольких метров, четвертую пулю заклинило в стволе проверенного накануне пистолета, - действительно чудо, что Иоанн Павел II не был убит тогда. Его спасло еще и то, что за секунду до выстрела понтифик наклонился, чтобы рассмотреть медальон на шее маленькой девочки. Медальон изображал трех детей-пастушков, которым в 1917 году в Фатиме явилась Богородица! … Папа несколько раз выражал желание передать русскую святыню в Москву, в русскую Патриархию, однако до сих пор этого по разным причинам не произошло. Главная причина, конечно, известные и не преодоленные до сих пор разногласия Церквей. Переговоры РПЦ с Ватиканом шли с 2000 года. И вот, наконец, они увенчались успехом в этом году!

Об истории чуда Фатимы мы писали в этом году несколько раз. Вы можете найти эти статьи на нашем сайте.

Борис Романов
Август 2004

 

-AdRiver-