-AdRiver-

Реклама

-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100
Космономический прогноз от Вероники Кудрявцевой

ВЫЖИВАЕМ...

Легенда о толерантности белорусского народа сдает свои позиции. Статистика Минобразования о самых популярных среди абитуриентов вузов и специальностях говорит о признаках острого внутреннего неблагополучия населения и фактически приводит к диагнозу состояния белорусского общества, которому свойственна социальная напряженность и невротические страхи. Такая напряженность обусловлена предчувствием надвигающейся трагедии. В фокусе внимания появляется борьба за выживание, преодоление чрезвычайных ситуаций.
Представим себе чисто гипотетически, что Беларусь настигло стихийное бедствие. Все давно убедились, что в нашей республике денег не заработаешь, а значит - в чрезвычайной ситуации на состояние кошелька уже нельзя положиться (самой забытой при поступлении оказалась коммерческая деятельность). На закон, помощь государства или милицию - тем более. Кто выживет? Тот, кто профессионально владеет соответствующими знаниями и способен противостоять стрессам в самой сложной ситуации (учебные заведения по чрезвычайным ситуациям, а также биоэкология); кто обладает связями в верхах и возможностями быть ближе к власти (Академия управления); тот, кто способен покинуть страну, а для этого как минимум необходимо знание иностранных языков. При этом куда именно бежать подсказывает взлет популярности отделения романо-германской филологии в БГУ, то есть это Германия, Франция, Италия, Испания - короче, Европа. Есть еще выход самый простой - уйти в мир иллюзий, одной из формой которых является древнейшая форма искусства, берущая начало с наскальной живописи, - а именно, изобразительное. Усугубляющиеся депопуляционные процессы подталкивают людей к инстинктивному стремлению выжить в преддверии вероятных катаклизмов, что формирует преобладающее настроение в обществе. Однако общественный невроз - пограничное психическое состояние, и простая сумма индивидуально перепуганных людей может сформировать паническую толпу. Но для этого необходимо проявление некоторых факторов.
Например, физиологический фактор: усталость, холод, голод и т. д. Поэтому беспрецедентная битва за урожай в этом году имела глубокий смысл. А в случае возникновения крупных проблем с отоплением толерантный белорусский обыватель вполне способен будет выйти на улицу и создать паническую толпу, поведение которой стихийно непредсказуемо. Поэтому не стоит недооценивать нашу топливную и иную зависимость от России, поскольку альтернатив в партнерских связях за отсутствием элементарного запаса времени не предвидится. Используя свое выигрышное положение, "рациональная" российская элита и дальше вряд ли будет стесняться оказывать мощное давление, выбивая политические решения от белорусского руководства. С учетом того, что август и сентябрь, как ранее автором этих строк прогнозировалось, катастрофичны для белорусского Президента, нельзя дать никаких гарантий адекватного восприятия его инициатив по острым вопросам и изменения позиции российского руководства. Сохранить бы то, что уже достигнуто. И хотя космономический анализ показывает, что вряд ли мы замерзнем зимой, оправдывает себя тактика экономного расходования запасов, поскольку предстоящий февраль может оказаться самым холодным по погоде и не просто сложным, а переломным в отношениях с Россией. Представления о том, что следование третьей модели союза (известный подписанный договор) может продлиться сколь угодно долго, пусть даже и два-три года, не соответствуют реалиям. Тогда как минимум крайне важна фигура "переговорщика", обладающего более широкими полномочиями, чем это было ранее принято, и грамотно работающего в паре с белорусским Президентом. Тем более что для "оправдывания" союза по третьему варианту следует создать видимость перемен, к которым призывают россияне, а для этого нужен, несомненно, новый человек в команде Президента и хорошая ПР-компания с озвучиванием программы реформ.
Исследователи массовой паники единодушно подчеркивают преимущественное значение социально-психологического и идеологического фактора, который предполагает отсутствие ясной и высокозначимой цели, эффективных и пользующихся доверием лидеров и, соответственно, низкий уровень групповой сплоченности. Понятно, что сплоченность нации повышает борьба с общим врагом, которая в разных формах в Беларуси довольно часто затрагивает разные слои общества, будь то битва за урожай, бой со взяточничеством, порка номенклатуры и калейдоскопическая смена кабинетов, шпионы с Запада и т. д. Но судя по последним событиям, шаткое положение идеи союза России и Беларуси явно дезорганизует. Сплоченность же номенклатурной группы сомнительна, поскольку чувство страха (не попасть в тюрьму, например), идеологического тупика и периодическое нахождение "в боевом состоянии", на грани стресса в течение долгого времени в конечном итоге может сформировать физиологический фактор усталости. А значит, при малейшем ощущении более сильного внешнего (российского, например) или внутреннего давления, или даже смехотворной опасности легко может возникнуть паника и быстрая сдача позиций. Вероятно, неслучайно в последнее время белорусский Президент ослабил состояние войны с номенклатурой, на отчете правительства и на встрече с редакцией "Советской Белоруссии" был необычайно радушен, толерантен и неагрессивен. После московской встречи тем более логично выдвижение из рядов номенклатуры не просто уважаемого и приемлемого Востоку и Западу человека, но и знаковой фигуры, способной к проведению новой, многовекторной и гибкой политики, а также в силу ответственности ситуации - того, кому Главный склонен доверять. Вот только вопрос, существует ли в субъективном представлении нашего Президента такой человек.
Есть основания полагать, что в течение ближайших десяти дней (в двадцатых числах августа) весьма вероятны новые назначения в правительстве. И дело вовсе не в том, насколько профессиональны и успешны были действия настоящего состава, а в необходимости выживания и символичности фигуры предлагаемых кандидатур.