-AdRiver-

Реклама

-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100

ВМЕСТЕ ИЛИ ВМЕСТО?


(о месте России и Беларуси в современном мире)

Утверждение о том, что 2002 год пройдет под знаком глобального передела мира и создания союзов, способных сформировать империи и сверхдержавы на очень долгое время, уже звучало в предновогодних прогнозах. Значит, геополитический подход к процессам является определяющим и характеризуется "прометеевой волей", то есть установкой на овладение миром. Правда, "огонь с небес" на Всемирный торговый центр не так давно внес определенные коррективы в однополярный мир.
Прежде всего, обнаружилась брешь в виртуальной экономике биржевых спекуляций и обозначился ее разрыв с реальной экономикой, связанной с производством товаров и услуг. Недавняя борьба с отмыванием грязных денег и обстоятельства с сознательным завышением доходов некоторых крупных корпораций являются следствием возникшего пристального внимания к состоянию этой самой виртуальной экономики, в центре которой стоит прежде всего финансовое, а не реальное производственное предприятие. Для того, чтобы финансовая пирамида не обвалилась, "похоронив" прежде всего США, сейчас активно идет структуризация и выстраивание защитных механизмов виртуального экономического пространства. Тогда сама логика неизбежности падения спекулятивной финансовой пирамиды ставится под сомнение. В таком случае, в большой игре желает поучаствовать сырьевая Россия, которая до недавнего времени слабо осваивала это пространство, и предполагает изменить за счет активного включения в него состояние собственного реального сектора экономики. Однако виртуальная экономика диктует определенную виртуальную политику, которая таит в себе реальные ловушки.
В частности, стартовая позиция России на путь вступления во влиятельные международные структуры обозначилась во время теракта века и вынуждена была подчиниться правилу, которое обыграли США: "Призовите на службу бывшего врага, и он будет лояльнее друга, потому что ему есть что доказывать". И в качестве доказательств были пожертвованы под американские базы республики Средней Азии. Такое начало уже предполагает ту "корзину", из которой Россия может вытаскивать своих "кроликов". Ведь совершенно очевидно, что так называемая борьба с терроризмом в Афганистане скрывала вовсе не гуманитарные идеалы сеяния светлого будущего в отдельно взятой стране, как и не гарантировала защиту США от отдельных террористических актов в дальнейшем. Версия прикрытия границ России с юга с помощью американского контингента весьма сомнительна, иначе не было бы такого шума в отношении его присутствия в Грузии. Все больше утрачивается российское влияние в Прибалтике, Украине.
Что приобрел наш великий сосед? Виртуальный договор о стратегических наступательных потенциалах, почти коммунистические перспективы в неопределенно отдаленном будущем о вхождении в "европейский дом", сомнительная финансовая помощь в уничтожении "вредных" видов вооружений в то время, когда США их предусмотрительно складируют, подбадривающая на дальнейший бег моральная премия России на проведение следующей встречи "восьмерки". Пока "прагматичный" российский борец всматривается в открывающиеся горизонты, его рискуют спихнуть не с виртуального, а с реального борцовского ковра, поскольку территория когда-нибудь заканчивается. Вероятно, светлое будущее стоит риска и тех жертв, которые, не исключено, можно будет отыграть?
При стремительном беге в Европу неплохо бы оглянуться на прошлый опыт и попытаться четко обозначить, насколько совпадают цели европейской политики с задачами социально-экономического и национально-государственного укрепления России. Исторический опыт свидетельствует, что европейцы обращались к России лишь в экстремальных обстоятельствах, когда существовала угроза от того или иного захватчика, будь то Наполеон или Гитлер. Или при необходимости подкупить топлива для комфортного проживания. Что означает озвученная российскими политическими игроками идея о безвизовых поездках, общем экономическом пространстве и отсутствии таможенных барьеров России и Европы уже через 5-7 лет? Обеспеченная Старушка-Европа как интеллигентная дама, в силу возраста и устоявшихся привычек, явно не томится в ожидании молодого принца с загадочной русской душой. К тому же, этот принц норовит придти из Калининграда хоть и красиво, по всем законным правилам, но с целой оравой ребятишек мал мала меньше из Сибири, Дальнего Востока, может быть - Закавказья.
Предвыборные баталии во Франции показали, что в Европе уже остро стоит проблема "оккупации" представителями африканского континента и арабами. Трагедию в Америке и указанные предвыборные катаклизмы вообще по своим глобальным последствиям можно сравнить с Октябрьской революцией в России, поскольку у ее участников в целях самосохранения актуальной становится идея о том, что население отсталых, в их понимании, стран, как в свое время люмпен, необходимо подводить под терпимый уровень существования. Значит, пока идет перераспределение сфер влияния на неоднородном Ближнем Востоке, следует уделять внимание прежде всего Африке. Этого, к тому же, требует складывающаяся геополитическая ось "Север-Юг". Значит, что касается России, то, похоже, всей многонациональной "ребятне" сразу места не хватит в Европе, во всяком случае - в ближайшие не только пять, но и десять лет. Анализ космограмм Европейского экономического сообщества (1.01.1958) и демократической России (21.08.1991) показывает, что если такой процесс и возможен, то произойдет он не ранее 2013 года. За это время Европа и весь мир успеет пережить драму финансовой пирамиды американского доллара, начиная с 2008 года, и ряд военных кампаний. В том числе мощных антитеррористических битв, которые в самом ближайшем будущем могут непосредственно затронуть территорию США и достигнуть пика в 2004 году. Серьезное позиционирование на международной арене Китая в 2004 году также расставляет свои акценты в перспективах создания блоков сотрудничающих стран. Пожалуй, определенный плюс проводимой сейчас политики модернизации России заключается в том, что ее на некоторое время перестанут серьезно принимать в расчет при переделе сфер влияния. В чем мы убедимся, наблюдая, например, ближайшую военную операцию в Ираке, вероятнее всего - в конце сентября этого года. И реформированная Россия вынуждена будет заниматься внутренними проблемами, причем не только Москвы, Санкт-Петербурга, но и глубинки, и далеких окраин. Однако за указанный временной расклад при нынешних темпах и условиях бега в европейский союз Россия может кого-то из маленьких спутников растерять по пути.
С этой точки зрения, перспективнее могут чувствовать себя страны более компактных территорий и населением европейского типа, обладающие, пусть и в потенциале, промышленной инфраструктурой, расположенные ближе к "вожделенному раю" и способные договариваться с более далекой от Европы и необъятной Россией. Пример Украины или Прибалтики - яркое тому подтверждение. Введение на такой территории близких европейским стандартам законов - задача не глобального уровня сложности. Если уж такая огромная и сильная в прошлом страна без оглядки стремится в Европу, то что уж говорить о маленьких соседях, которым Россия и может обеспечить всего лишь посредничество в этом общем процессе. Другой вопрос - насколько эти маленькие страны позволили себе быть полностью зависимыми в экономическом отношении от великой и гордящейся виртуальными победами соседки, непременное и безусловное достоинство которой - в наследстве, доставшемся от недр земных. Недавняя практика показывает, что даже родственные по крови славяне при случае не преминут "откусить палец", если не сказать больше. В таком случае, отложив за ненадобностью факторы родственных отношений и политические амбиции и воспользовавшись сравнением государства с акционерным обществом у современной политической элиты России, имеет смысл подумать о высочайшего уровня государственных менеджерах, способных вести диалог с Россией на понятном ей языке. Именно такого рода вариант развития событий с указанием периода "ближе к осени" уже звучал в предновогодних прогнозах, когда безоблачным отношениям России и Беларуси еще ничего не угрожало.
Помня о том, что события 2002 года будут закладывать грандиозные циклы в истории, уточним, что самой плодотворной в этом отношении может оказаться осень, и идея европейского союза получит мощное звучание. Беларусь переживает неоднозначные времена. С одной стороны, при космономическом анализе исторического прошлого не было обнаружено генетически близких событий, которые смогли бы обрисовать следы предстоящих ситуаций. Это означает, что практически отсутствует потенциал к проведению своеобразной, исключительно белорусской национальной политики. С другой стороны, общий тон года подсказывает, что важнейшее значение приобретает выбор союзников и создание совместных блоков. А значит, самые существенные изменения предстоят осенью, а наметятся в августе.

Вероника Кудрявцева