-AdRiver-

На Главную Страницу

 

Свои пожелания и предложения можно оставить тут

 

Реклама

-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-
 
-AdRiver-

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100

ТАК ЛИ СТРАШЕН ЛЕ ПЕН, КАК ЕГО МАЛЮЮТ?

В последних выпусках нашего информационного бюллетеня мы отмечали происходящий в Европе и в России общий сдвиг настроений избирателей к правому консерватизму и радикализму; отмечали и то, что мы еще в декабре прошлого года прогнозировали такой сдвиг. Целесообразно теперь несколько подробнее проанализировать взгляды европейских правых радикалов и сравнить их с нашими, российскими.
Многие российские политологи отмечали, что второй тур президентских выборов во Франции прошел по сценарию президентских выборов в России 1996 года, под лозунгом "Голосуй, а то проиграешь" и в условиях беспрецедентной для демократической европейской страны объединенной кампании СМИ против одного кандидата - Жан-Мари Ле Пена, лидера французских националистов. Для современной Европы собранные им во втором туре 17% голосов - исключительный результат для кандидата из рядов "ультра". В первом туре парламентских выборов его партия взяла 13% голосов, во втором туре - менее 4%, так что ни один его кандидат не прошел в парламент. Зато, включив в свои предвыборные лозунги некоторые лозунги Ле Пена, сторонники правого центра Жака Ширака впервые за 40 последних лет получили большинство.
В российских СМИ проводился подробный анализ этих выборов, однако, подробного анализа позиций, программы самого Ле Пена не было. 4 июня "Независимая" опубликовала большое интервью с этим политиком, не сопроводив это интервью, однако, никакими комментариями.
Мы попытаемся здесь проанализировать опубликованные "НГ" (и другими изданиями) высказывания этого политика и сопоставить их и его взгляды с российскими проблемами. Отметим при этом, что в районах массовой безработицы, в промышленных областях на востоке, севере и юго-востоке Франции Ле Пен получил на президентских выборах более 30% голосов. Ультра-националисты значительно укрепили свои позиции в последние годы также в Италии, Португалии, Норвегии, Дании, Австрии, Нидерландах. В России, как мы писали в прошлом выпуске наших прогнозов (ИБN6-2002) также значительно усиливаются право-консервативные настроения. Аналитики уже пугают (пока более всего самих себя) тем, что, в случае ослабления или распада КПРФ на смену этой более-менее "ручной" оппозиции придут непримиримые ультра-националисты. В связи со всем этим анализ позиций Ле Пена представляется нам актуальным.
От большинства наших нынешних ультра-националистов (вроде Э.Лимонова или А.Проханова) Жан-Мари Ле Пен отличается прежде всего непримиримым антикоммунизмом. Это большая редкость даже для европейских политиков правого спектра, которые обычно не акцентируют свои антикоммунистические взгляды (если они и есть у них), так как левые настроения традиционно очень сильны в Европе, а большинство парламентов европейских стран (и ПАСЕ) обладают левым большинством. Сам Ле Пен в упомянутом интервью "НГ" объяснил стойкую взаимную неприязнь между ним и левыми следующим образом:
"Я происхожу из весьма скромной бретонской семьи, мой отец-рыбак погиб в море в годы войны. В социальном смысле я мог бы быть коммунистом. Но я не стал им по причинам культурного порядка, потому что в нашей деревне, Трините-сюр-мер, коммунистами была только всякая сволочь. Любители поколотить своих жен и поболеть вместо того, чтобы идти на работу. Было их человек тридцать, которые всегда были готовы искать причины любых неурядиц в других, но в себе - никогда…"
Ле Пен приводит и другие причины, теоретического, антимарксистского плана, но мы ограничимся приведенной цитатой - уж больно последняя фраза из нее напоминает логику наших левых.
Стоит здесь же отметить, что Ле Пен всегда подчеркивал свои особые чувства по отношению к России. Сказал он об этом и в цитируемом интервью: "Я желаю, чтобы Россия вновь вернула себе достоинство и силу. Страны с таким народом, с такой территорией и историей явно не хватает в мире - для геополитического равновесия. Я лично, будучи французским патриотом, испытываю огромную симпатию к России. У меня всегда были хорошие отношения с белыми русскими из первой эмиграции…" Затем он перечислил многих из людей искусства русской эмиграции, рассказал о совместной работе с ними, пожалел о том, что ему не удалось встретиться с А.Солженицыным - в общем, продемонстрировал не некие абстрактные симпатии к России, а полнокровный и активный интерес к нашей стране. Разберем теперь взгляды Ле Пена на проблемы глобализации, национальных границ, войны и мира, опасности исламского экстремизма, демографические проблемы и проблемы экономики.
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ. В отличие от наших "ультра", он не считает процессы глобализации, развернувшиеся в мире особенно широко в 1990-х годах, результатом "заговора тайного мирового правительства" и абсолютным злом. Он признает, что они отражали некоторые объективные тенденции развития мирового сообщества в последние 10-15 лет, но также считает, что время глобализации уходит и на смену этим процессам вновь должны выйти на первый план экономические и политические интересы национальных государств: "Глобализация есть вполне конкретный феномен конкретной эпохи, а не некий итог развития человечества. Он связан с техническим развитием и заметным увеличением народонаселения". .Он считает дальнейшее расширение ЕС бессмысленной и опасной попыткой построить новую вавилонскую башню. Национальные границы, по его мнению, необходимы "как фильтры", которые должны не разделять народы, а работать на благо национальных экономик.
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ УГРОЗЫ ЕВРОПЕ И РОССИИ. По данным ООН по проблемам миграции в течение предстоящих 20 лет Европа должна быть готова принять 170 млн иммигрантов (в том числе Франция - 27 млн). Коментирует Ле Пен: "Конечно, для финансовых воротил Нью-Йорка это вполне нормально. Им вполне все равно, будут массы работающих потребителей белыми, желтыми или зелеными, как будут они себя вести и одеваться, и т.д. Но мы-то живем здесь, это - наша страна. <…> Я считаю, что любую иммиграцию нужно контролировать, в том числе и европейскую. <…> В течение 40 лет (!) основываясь на объективных данных, я говорю о демографической обстановке в северных странах и странах так называемого третьего мира. В одних - постоянное падение рождаемости, в других - демографический взрыв. И вместо принятия защитных мер против этого феномена, вместо контроля за глобализацией, происходила постепенная отмена пограничного контроля <…> Не только мы, но и, например, Германия, и Россия находятся в том же положении.< …> Если это будет продолжаться далее, если Европа будет столь же пассивно реагировать на эту опасность , то она попросту исчезнет лет через пятьдесят. Эта европейская, евроазиатская цивилизация попросту исчезнет. Она будет затоплена - физически, психологически, умственно и, разумеется, культурно".
УГРОЗА ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА. Здесь лучше точно процитировать самого Ле Пена:
"Она существует сегодня, как и всегда. Не надо быть наивным и думать, что эти люди не способны сделать то, что было сделано. И если они это сделали, их нужно просто уничтожить, вот и все. Правда, есть еще люди, чья политика привела к этой реакции, к этому возмущению, к этой досаде и ярости. Эти люди тоже должны чувствовать свою вину. Например, американцы, представляющие самую мощную и богатую страну мира, привели своей осознанной политикой к насильственной смерти более миллиона иракских детей. И эта политика, совершенно естественно, должна была породить настоящую ярость против людей, ее проводивших… Конечно, они погибли не во время войны, а угасли тихо и незаметно, совершенно неинтересно для Си-эн-эн. Говоря об опасностях экстремизма и экспансионизма, следует помнить, что мир ислама никогда не приходил в движение иначе как под давлением демографии … Конечно, нет нужды скрывать завоевательный характер ислама, но причина экспансии исламского мира - не религия, но демография. … И так как мы не можем по большому счету сделать что-то с внешней опасностью, следует начать с уменьшения нашей внутренней слабости. И прежде всего с нашего демографического усиления, для чего необходима серьезная деятельность государства в поддержку семьи. Мы должны увеличить нашу рождаемость и прекратить работу насоса, всасывающего иммигрантов".
Конечно, кое с чем здесь можно поспорить, в частности, с решающим влиянием в экспансии исламского мира демографии, однако, стоит отметить и сближающие его с российскими патриотами (как в кавычках, так и без кавычек) инвективы. Что касается демографических проблем России, то они хорошо известны, и Ле Пен абсолютно прав, когда объединяет этими проблемами Россию и Европу.
ЭКОНОМИКА И НЕОБХОДИМЫЕ РЕФОРМЫ. Многие россияне считают Францию одним из форпостов рыночной экономики, однако, по Ле Пену Франция существует сегодня "в социалистической системе, где слишком много бюрократии". Интересно, что Ле Пен в упомянутом интервью "НГ" приводил примеры огромного количества бумаг, которые необходимо собрать французу, чтобы открыть даже самое малое предприятие, и резко критиковал французскую налоговую систему именно за то, что она создает барьеры для мелкого и среднего бизнеса, приносящего реальные доходы и создающего реальные рабочие места. Налоговые поступления в бюджет, по его программе, не должны превышать 35% ВВП. Он предлагает отменить налог на наследство по прямой линии (этот налог разоряет семейные предприятия) и (внимание!) постепенно вообще отменить налог на доходы. Он предлагает уже сегодня отменить этот налог для лиц с невысокими доходами (платящими по ставке до 5%). Ле Пен считает, что в течение нескольких лет после отмены налога на доходы эти деньги будут вложены в экономику и вернутся в казну через НДС и другие налоги. Государство, по Ле Пену (как и для всех правых, в том числе у нас В России) должно сосредоточиться в основном на собственных ("коронных") обязанностях: национальная оборона, полиция, внешняя политика и (внимание!) те виды научных исследований, которые не могут вестись по частному почину. Государство должно быть арбитром и гарантом соблюдения экономиченской демократии.
ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА. Ле Пен известен во Франции как главный идеолог борьбы с растущей преступностью. Он считает важнейшей из них массовую иммиграцию и нежелание иммигрантов ассимилироваться во французские нормы общественной жизни и культуры. Однако, он указывает и на другие причины: слабость общего (школьного) образования, отсутствие сильной государственной политики поддержки семьи и существующая во Франции обязательная призывная (а не профессиональная) военная система. Кроме того, он указывает на пристрастную юстицию: "это левые и крайне левые, не скрывающие, что руководствуются своими понятиями в большей степени, нежели законами республики". Он указывает также на нехватку следователей: по его словам, сегодня их во Франции столько же, сколько было в позапрошлом веке. "Явно не хватает и мест заключения - всего 50 тысяч камер, в то время как нам необходимо не менее 200 тысяч", - не правда ли, как знакомы нам в России все эти проблемы, включая и работу юстиции "по понятиям", а не по законам!
Конечно, наши противники правого радикализма (и консерватизма) скажут, как и французские оппоненты Ле Пена, что одно дело - интервью на публику, и другое - истинные взгляды французских (и российских) "ультра" - их непримиримый воинствующий расизм, радикализм в экономике, внутренней и внешней политике. Однако, в последние годы многие лозунги Ле Пена уже взяли на вооружение правые консерваторы и центристы. Аналогичные процессы происходят и в России. Правда, наши "ультра" (включая краснодарского губернатора А.Ткачева) по идеологии скорее левые, чем правые.
Напомним, что мы писали в этом году об усилении правоконсервативных и праворадикальных настроений в России:
"Вопрос в том, успеет ли В.Путин "оседлать" право-консервативную волну, сформировать для нее политические формы, организовать ее в политическое или общественное движение, противопоставить ее левым, потенциал которых в России можно определить в 30-40%. Какая партия может рассчитывать на эти голоса? Коммунисты могут взять не более половины этого электората. Возможно, разворот к левому центру совершает сейчас "Единая Россия", тем более что ее лидеры придерживаются левоцентристских, или даже социал-демократических взглядов. Отметим, что левый разворот "Единой России" сопровождается потерей потенциальных избирателей. Тот же апрельский опрос ВЦИОМ, о котором мы говорили в начале раздела, показывает, что за "партию власти" готовы голосовать лишь 18% избирателей, а это на 12пп меньше, чем зимой 2001\2002 года. Все говорит о том, что, во-первых, "Единая Россия" перестает быть "партией власти" и, во-вторых, о том, что и сам В.Путин не будет к выборам 2004 года рассчитывать на эту партию, и левоцентристские лидеры "Единой России" будут искать себе другого кандидата в президенты. Если эта тенденция в "Единой России" продолжится, то к 2004 году ее кандидатом в президенты станет не В.Путин, а кто-то другой. Может быть именно А.Ткачев? Если В.Путин успеет сформировать право-консервативную элиту и движение, то победит в 2004 году. Если нет, А.Ткачев станет серьезным соперником.
Вообще говоря, в России понятия "левый" и "правый" заметно отличаются от того, что под этим традиционно понимают в Европе. Если не рассматривать крайние, радикальные движения, то наши левые (коммунисты и аграрии) - консерваторы и государственники, в то время как европейские левые - космополиты и либералы. Наши правые сначала (в 1990-х годах) были скорее космополитами и либералами, и только в последние годы взяли лозунги государственничества. Сейчас КПРФ и аграрии - левые консерваторы, ОВР - левые либералы-центристы, СПС - правые либералы-центристы (и государственники), "Либеральная Россия" (Березовского) - правые либералы. Идеологию правого консерватизма предлагал для "Единства" в 2001 году Б.Грызлов (ставя в пример и образец Маргарет Тэтчер), но фактически теперь "Единая Россия", как мы отметили выше, трансформируется в партию левого центра.
Таким образом, право-консервативные настроения в России остаются "бесхозными". Ни КПРФ, ни "Единая Россия" не смогли завоевать доверие 70% избирателей. На волну правого консерватизма пытается настроиться в последние месяцы СПС и ее лидер Б.Немцов выступает даже с национал-патриотических позиций. Это сопровождается повышением рейтингов: по данным апрельского исследования ВЦИОМ рейтинг СПС вырос за несколько месяцев с 4% до 10%. Однако, сомнительно, чтобы СПС в том виде, как она смотрится сейчас, смогла бы выйти к выборам 2003 года за пределы 15% голосов избирателей. Конечно, для самой СПС это было бы успехом, однако, вряд ли СПС сможет стать опорой президента на выборах 2004 года. Отметим еще и то, что, по данным того же апрельского опроса ВЦИОМ, ЛДПР В.Жириновского, которой прочили после разворота ее лидера в сторону поддержки союза США и России резкое падение рейтингов, теперь с 10% (!) делит (с СПС) третье-четвертое места в гипотетическом голосовании на парламентских выборах. А ведь В.Жириновский, по сути, едва ли не ярче всех других политиков выражает право-консервативные идеи и полностью поддерживает В.Путина во всех начинаниях.
Так или иначе, мы видим - разворот "Единой России" влево от первоначально заявленных идей правого консерватизма сопровождается резкой потерей избирателей; наоборот, разворот СПС (и ЛДПР) к этим идеям сопровождается резким увеличением рейтингов. Краснодарский губернатор А.Ткачев на волне южнороссийского шовинизма выходит на общероссийскую политическую сцену. За голоса право-консервативного большинства избирателей России вступил в борьбу с В.Путиным и Б.Березовский. Президенту пора действовать".
Можно прогнозировать, что не только к президентским выборам 2004 года, но уже к парламентским выборам 2003 года борьба за голоса правоконсервативного электората во многом определит содержание и ход предвыборных кампаний.